Дуло наизнанку или жизнь внутри Пузыря. Эпилог

«Почему я должен этому верить?» – спросит пытливый ум.

И правда, почему? Достоверны ли эти истории? Может из нескольких разрозненных повествований автор слепил каркас, а пробелы заполнил своей бурной фантазией?

Совершенно, верно, вы не ошибаетесь насчет фантазии автора. А для пытливого ума – аналогия на следующем примере.

Для установления истины пытливому уму не нужна вся картина мира. Он, как врач-диагност, по нескольким разрозненным симптомам может установить точную картину и стадию болезни. Врач измеряет температуру и давление, считает пульс, слушает, щупает, смотрит язык и зрачки. После чего говорит пациенту чем тот болен и как ему лечиться. При этом диагност не обладает достоверными данными в виде посмертного эпикриза. Он, к счастью для пациента, обходится без вскрытия.

В масштабах страны роль патологоанатома принадлежит прокуратуре и суду, которые устанавливают окончательный диагноз. Гораздо позже. Когда деньги за границей, а подозреваемые в бегах.

[О честных руководителях и сомнениях]

Если ваш руководитель говорит о честности и порядочности в учреждении, которое возглавляет, осмотритесь вокруг и ущипните себя. Если вы не спите, то предпримите следующие действия: попробуйте вначале разделять те принципы, которые декларирует ваш начальник и действовать согласно им. Возможно, так и есть: вы работаете под руководством порядочного человека. Искренне этому рад. Такие люди попадаются. Один на миллион.

Но как только у вас возникла тень сомнения – здесь ключевое слово сомнение – а не факты, которыми вы со временем будете располагать в избытке. Как только у вас возникла мысль, что вокруг вас происходят фиктивные проводки, зарплата в конвертах, обналичка, откаты. Крупные суммы оседают на счетах в офшорах, замаскированные под комиссионные посредников во внешнеэкономических сделках. Это началось.

Оно и было, но сейчас и вы об этом узнали. Далее симптомы следующие: ваш босс «старается» ничего не замечать. А когда вы обращаете его внимание, в ответ слышите «Это моя игра!», как более-менее откровенный вариант. Но чаще: «Ты ничего не понимаешь» до самого распространенного «Сверху попросили» или «Это политика» – как вершина искусства мздоимца прикрываться распоряжениями сверху. А он что? Он ничего, выполнил волю начальства.

От новичков он требует кристальной честности. Потому что это уже сложившийся имидж – дежурные фразы встроились в речевые обороты и на каждом собеседовании льются непрерывным потоком. Заместители и приближенные вашего босса вторят ему о том, что на местах – на госпредприятиях – не чувствуют «энергетического поля Концерна, поля честных и открытых отношений».

Честных для кого? Правильно, для тех, кто ниже начальствующих говорящих голов, не влезающих в штаны животов и задов, по которым рано или поздно будет произведен финальный пендаль.

Открытых для кого? Правильно, для народа, которому заказанная история тоннами грузится с сайтов госконцернов и 5-ти, 112-ти канальных СМИ1.

А где настоящая честность? Наверху. Там, где сходятся потоки, о которых вы догадывались, но теперь доподлинно узнали. Там, где разговоры о новых яхтах, испанских виллах, финских домах, офшорных счетах. Там живут по принципу: «Друзьям все, остальным – закон!»

Поэтому, иногда хочется достать их из Пузыря и вывернуть прогнившие внутренности наизнанку.

[Так это бунт?]

В бунте нет ничего экстраординарного: бунтовали всегда, бунтовали везде и против любой власти. Как правило, было с чего бунтовать.

Бунт – это попытка изменить административно‑государственный порядок. Попытка, предпринятая снизу.

Классические причины бунта: низы не хотят. Они не довольны своим материальным, моральным, правовым положением.

Посыл снизу, как правило, звучит так:

Начальство, нас достало то, что вы делаете. Мы считаем, что вы несправедливы, что вы зажимаете наши права, не прислушиваетесь к нашему мнению. Вы управляете страной, концерном, областью, городом или заводом в собственных интересах. И это управление неправильно, не во благо делу и нам, народу.

Причем с вами невозможно решить всё миром! Вы не слышите и не слушаете. Вы не желаете поступаться вашими ресурсами, благами и полномочиями ради общих интересов.

И вот точка кипения достигнута: пар вырвался наружу! Мы выходим на улицы, мы забрасываем камнями ваши министерства. Мы плюем на ваше правительство. Мы врываемся в ваши кабинеты и крушим все, что попадается нам на пути. Мы берем в руки оружие и идем силой добывать наши права.

Мы формулируем наши требования и планируем действия по их осуществлению. Мы выдвигаем из своих рядов самых способных и справедливых. Ну и ловкачи с лужёной глоткой тоже просачиваются.

Мы формируем свои органы управления, вооружённые подразделения, охрану, чтобы обеспечить порядок.

Мы пытаемся понять, куда нам идти дальше. И, главное, как устроить все так, чтобы на равных разговаривать с остальным миром, чтобы закрепить все то, что завоевано нашей кровью в мире волков.

Так было в 2004, 2014. Так будет…

[В камере]

Ты выбился из грязи в князи
но быстро князем становясь,
не позабудь, чтобы не сглазить,
не вечны князи – вечна грязь!!!

Омар Хайям

Рубаха на нем уже давно помялась, шнурки в туфлях отсутствовали, а брюки были без ремня и пуговиц. Чтобы они не упали, Карманов постоянно держал их руками. Пуговицы на брюках для того и были срезаны, чтобы он чувствовал себя жалким. Разве может человек чувствовать себя как-то иначе, когда ему приходится двумя руками держать штаны? Да еще в камере Улу-Кьяновского2 СИЗО.

Не может.

Еще вчера к нему в кабинет стояли огромные очереди из посетителей и подчиненных. Еще вчера его ждали заграничные командировки, приемы в посольствах, переговоры на выставках оружия. Еще вчера он мог одним движением своей любимой ручки Lamy решить судьбу любого директора предприятия, которое входило в ТопоромПром. И об этом он неоднократно вещал с экрана телевизора, тыча маленьким черным стержнем в камеру, при этом повторяя, что работает не головой, а ручкой.

«Я подписал и передал в прокуратуру сотни представлений и заявлений» — любил заявлять он.

Еще вчера он мог влиять на принятие решений Первого в масштабах всей страны. По крайней мере ему так казалось. Теперь он ничего не мог, кроме как держать двумя руками спадающие штаны.

Карманов лег на пол камеры, свернулся калачиком, закрыл лицо руками и тихо заплакал…

Продолжение следует…


 

Notes

  1. Названия некоторых украинских новостных ТВ каналов.
  2. Лукьяновского

Лев Дронов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Optionally add an image (JPEG only)